Наука Армении на подъеме

Отмечая бесконечно дорогой для трудящихся всего мира праздник — сто­летнюю годовщину со дня рождения Владимира Ильича Ленина, весь совет­ский народ подводит итоги пройденного пути, создает планы дальнейшего осу­ществления гениальных ленинских идей.. Своим прозорливым оком Ленин пред­видел гигантскую роль науки в жизни народов и завещал нам всемерно забо­титься о развитии советской науки. Все усилия Коммунистической партии Совет­ского Союза по развитию науки и уско­рению научно-технического прогресса свидетельствуют об осуществлении этого мудрого ленинского завета.

Среди многих исторических сверше­ний советского народа особое место за­нимает невиданный расцвет науки во всех республиках Советского Союза. Са­мый факт этот показывает гигантскую животворную силу ленинской националь­ной политики. Какой огромный, беско­нечный контраст с политикой „передо­вых" в научно-техническом отношении капиталистических стран, лишивших в прошлом свои колонии важнейших и мо­гущественных средств достижения про­гресса — современной науки и современ­ной технологии! Теперь, когда эти быв­шие колонии приобрели политическую независимость, капиталистические стра­ны посредством „утечки мозгов", т. е. вывоза ученых из развивающихся стран, широко практикуют новую форму экс­плуатации народов третьего мира, па­рализуют их усилия, направленные на повышение уровня собственной науки и технологии.

На основе ленинских указаний, на­шедших свое конкретное воплощение в национальной политике Коммунистической партии Советского Союза, все союзные республики, в том числе и те, в которых подавляющее большинство населения до революции составляли не­грамотные, последовательно выполнили программу полной ликвидации неграмот­ности, введения обязательного школь­ного обучения, электрификации народ­ного хозяйства, орошения пустынных земель, развития собственной индустрии. Опираясь на бескорыстную помощь ве­ликого русского народа, они сумели для решения этих крупнейших государствен­ных задач подготовить многочисленные национальные кадры высококвалифици­рованных специалистов, учителей, инже­неров, ученых. Каждая из республик создала для этого сеть высших и сред­них учебных заведений и развернула не только учебную, но и научно-исследова­тельскую работу. К началу войны даже те небольшие республики, население которых тогда лишь немногим превосходило один миллион человек, успели соз­дать свои научно-исследовательские ин­ституты, а в послевоенный период, благодаря организации и расширению работ республиканских академий наук, доби­лись крупных успехов в научной работе.

Уже в первые послевоенные годы республиканские академии получили крупные средства на строительство зда­ний, на приобретение оборудования и материалов для исследований. И хотя в дальнейшем, задачи их все более услож­нялись, они продолжали уделять огром­ное внимание подготовке кадров, так как в конечном счете только сильные кадры обеспечивают создание сильной науки. В результате этих усилий в на­стоящее время в каждой республике имеются отдельные направления научной работы, где ученым удалось достичь самого высокого—международного уров­ня исследований. Именно поэтому ни одну из наших республик уже нельзя считать „отсталой" в научном отношении. Но все они при быстрых темпах разви­тия современной науки и техники имеют перед собой еще нерешенные сложные задачи.

Ярким примером осуществления ле­нинских идей явилось создание науки в Советской Армении.

Разоренная войной и голодом, пре­вращенная в прошлом в страну бежен­цев и сирот Армения в первые годы после установления Советской власти испытывала острую нужду в квалифици­рованных кадрах. Это было своевременно учтено правительством Армянской ССР во главе с выдающимся учеником Ленина А. Ф. Мясникяном. После своей беседы с Лениным, происходившей 14 апреля 1921 года, Мясникян привез известное письмо Владимира Ильича, адресован­ное коммунистам Закавказья и Горской республики, в котором были намечены основные пути поднятия народного хо­зяйства молодых советских республик. Тогда же Мясникян обратился с при­зывом к армянской интеллигенции — уче­ным и инженерам, учителям и архитек­торам, врачам и художникам, пригла­шая их приехать для творческой ра­боты в Советскую Армению. Связан­ная с народом интеллигенция горячо откликнулась на этот призыв. Уже в начале двадцатых годов в Армению переехали из других республик и заграницы такие крупные ученые как историк Я. Манандян, языковед Г. Ачарян, химик С. Гамбарян, гидростроитель Тер-Аствацатрян, архитектор А. Таманян, художник и искусствовед Мартирос Сарьян, сотни других деятелей науки и культуры. По­явилась возможность влить крупные си­лы в только что созданный Ереванский университет и начать подготовку высоко­квалифицированных кадров.

Примером огромного положительно­го влияния притока интеллигенции извне может служить деятельность профессора Степана Павловича Гамбаряна (в по­следние годы своей жизни избранного в члены-корреспонденты АН Арм. ССР), создавшего целую школу армянских хи­миков. В последующие годы в респуб­лике появилась мощная и быстро расту­щая химическая промышленность, была создана высокоразвитая химическая наука и организована группа исследова­тельских химических институтов. Не

менее благотворной оказалась деятель­ность Мартироса Сарьяна в области искусства и Александра Таманяна, поло­жившего начало возрождению армянской архитектуры на современной основе.

В довоенный период на базе универ­ситета, политехнического института и других вузов были созданы благоприят­ные условия для получения молодежью высшего образования. Наиболее способ­ные молодые люди направлялись в Мо­скву, Ленинград и другие центры для прохождения аспирантуры. На протяже­нии тридцатых годов многие из них проходили аспирантский стаж под руко­водством самых крупных русских уче­ных, приложивших огромные усилия для подготовки армянских научных кадров. Благодаря этому уже в конце тридцатых годов в составе Армянского филиала Академии наук СССР были созданы геологический, химический и другие ин­ституты.

Все эти мероприятия дали большой народнохозяйственный эффект. Приме­ром может служить открытие крупнейших месторождений молибдена и меди в Южной Армении (Зангезур), привед­шее к расширению горнорудной и метал­лургической промышленности республи­ки. При активной помощи ученых-химиков впервые в Союзе было освоено про­изводство хлоропренового каучука из ацетилена, получаемого на базе карбида кальция.

Тем не менее в те годы в науке республики наибольший вес имели ис­следования гуманитарного направления. Особо следует отметить работы круп­нейшего лингвиста Г. Ачаряна. Среди его многочисленных трудов выделяется семитомный Коренной словарь армян­ского языка, ставший классическим источником лингвистической информа­ции об армянском языке. Из большого числа ценных работ того периода при­мечательны труды академика Я. Манандяна по политической и экономической истории средневековой Армении, получившие широкое признание.

Правительство Советской Армении оказало огромную помощь работникам

гуманитарных наук; в частности, был создан Институт древних рукописей Матенадаран. Ныне число рукописей в этой сокровищнице мировой культуры уже перевалило за двенадцать тысяч.

В годы войны значительно сократи­лось число научных работников, многие из которых отдали жизнь за свободу и независимость Родины. Однако остав­шиеся на своих местах работники уд­воили свои усилия. К тому же из при­фронтовых районов в Армению переехала большая группа уже оформившихся уче­ных, вследствие чего даже в этот труд­ный период научная работа в респуб­лике пережила новый подъем. Решением Правительства СССР в ноябре 1943 года была создана Академия наук Армянской ССР. Первым ее президентом стал крупнейший востоковед и архео­лог академик Иосиф Абгарович Орбели.

В самом начале в академии были представлены в основном общественные науки, в частности, арменоведение. 'Это объяснялось историческими тради­циями, накопившимися в этой области, и относительной слабостью кадров по физико-математическим наукам.

В последующие годы ЦК КП Арме­нии и Совет Министров Армянской ССР приняли ряд мер для подготовки ма­тематиков, физиков, астрофизиков, ра­диофизиков, специалистов технического профиля. В то же время прилагались усилия для быстрого развития геологи­ческих, химических и новых отраслей биологических наук.

Уже тогда Академия наук Армении сосредоточила свои усилия в отдельных отраслях знаний, стремясь достичь мирового уровня в этих областях. Национальная ограниченность, желание иметь все „свое", не имеет ничего общего с ле­нинскими принципами сотрудничества и взаимопомощи, социалистических наций.

К концу 50-х годов, к 15-летию своего существования Академия наук Армении создала такие центры совре­менной науки, как Институт физики в Ереване, работающий к области физики элементарных частиц, Астрофизическая обсерватория в Бюракане, исследующая природу галактик, Институт математики и механики, занимающийся проблемами теории ползучести оболочек и теории аналитических функций, Институт био­химии мозга и другие научные учрежде­ния. Все эти институты получили все­союзную известность, многие их работы заслужили высокую оценку за пределами СССР.

Создавая широкую теоретическую базу, наша академия, естественно, не забывала и о практическом применении, науки, о том, что наука должна не про­сто помогать производству, а указывать ему новые пути. Геологи Армении скон­центрировали свое внимание на вопро­сах металлогении, имея в виду дальней­шее развитие цветной металлургии и. возникающую ныне черную металлургию республики. Крупным достижением хи­миков явилось создание новых синтети­ческих лекарственных препаратов. На базе этого возник Институт тонкой ор­ганической химии (директор Герой Со­циалистического Труда А. Л. Мнджоян). Создан Вычислительный центр, в связи

с чем расширилось применение матема­тических методов в различных областях науки и жизни.

Большие усилия были направлены на изучение естественных ресурсов рес­публики. Результаты этих исследований обобщены в таких многотомных тру­дах, как „Геология Армянской ССР", „Флора Армении" и др.

С точки зрения размаха и глубины научных исследований характерна дея­тельность двух институтов — Института тонкой органической химии и Бюраканской астрофизической обсерватории.

Первый из них занимается синтезом различных типов органических соедине­ний, имея в качестве основной цели изу­чение связи между химической природой синтезируемых веществ и их физиоло­гическим действием. Особенно много внимания уделяет он т. н. гетероцикли­ческим соединениям. Институт отобрал для использования на практике ряд но­вых веществ, могущих служить лекар­ственными средствами. Ныне в меди­цине широко применяются релаксант-дитилин и такие средства против стено­кардии, как ганглерон, кватерон и мно­гие другие.

Основным направлением деятель­ности Бюраканской астрофизической об­серватории, построенной Академией наук на южном склоне горы Арагац, является изучение мира звезд и мира галактик. Новая обсерватория была основана в тот период, когда астрофизика быстро обогащалась множеством новых факти­ческих данных и когда сравнительно мало внимания уделялось анализу и об­общению наблюдательной информации. В тот период астрофизики-теоретики вели большую исследовательскую рабо­ту, посвященную проблемам природы звезд и туманностей, их происхождения, однако в некотором отрыве от этой почти невообразимой массы наблюда­тельных данных. Особенность работ, выполнявшихся в течение последних двух с лишним десятилетий Бюраканской об­серваторией, заключалась в том, что уделялось внимание не только самим наблюдениям, но и более глубокой их интерпретации. Коллектив обсерватории исходил из той истины, что теория соз­дается на основе обобщения фактиче­ского материала. Так возникло направ­ление, позволившее получить немало новых результатов. Среди них следует отметить открытие и исследование но­вого класса звездных систем — звездных ассоциаций, представляющих собой груп­пы молодых, совместно возникших звезд. В дальнейшем эти системы сделались предметом исследования в многочис­ленных обсерваториях различных стран. В результате были получены важные сведения о процессе звездообразования. В астрофизике одержала решительный перевес эволюционная точка зрения, и если сегодня основные идеи этой науки насквозь пронизаны эволюционным ду­хом, то в этом сыграли серьезную роль и работы Бюраканской астрофизической обсерватории.

Еще большее значение имело обна­ружение в конце 50-х годов различных форм активности ядер галактик. Оказа­лось, что ядра галактик играют большую роль в эволюции последних. В даль­нейшем, когда за рубежом были откры­ты квазары (квазизвездные радиоисточ­ники), стало ясно, что между актив­ностью ядер галактик и активностью квазаров существует очень большое сходство. И в этом случае работы, начатые впервые в Бюракане, затем были продолжены в широких масштабах многими обсерваториями мира.

Известно, какую большую роль в развитии современной астрофизики сыг­рало обнаружение необычных свойств оптического излучения Крабовидной ту­манности. Именно в Бюраканской обсер­ватории было впервые установлено важ­нейшее из этих свойств — сильная поля­ризация света туманности.

Новые открытия и обобщения наблю­дательных данных, естественно, привле­кают внимание других ученых и застав­ляют их работать в новом направлении.

Встречаются ошибочные утвержде­ния, будто „внедрением" чисто теорети­ческих работ можно считать их успеш­ную публикацию. Если бы это было так, то следовало бы считать хорошими уче­ными и тех, кто публикует много бес­плодных, никому не нужных трудов. На самом деле плодотворной можно считать работу коллектива только до тех пор, пока полученные им результаты продол­жают служить отправной точкой и сти­мулом для других исследователей, для дальнейшего развития данной отрасли науки.

Аналогичным должен быть подход к оценке работы исследовательских учреж­дений и в области геофизики и геоло­гии. Выше упоминалось об огромном зна­чении открытия молибденовых месторож­дений, на базе которых уже сооружены мощные обогатительные комбинаты для переработки медно-молибденовых руд. Следует подчеркнуть, что в 40-х и 50-х годах геологи Армении очень успешно продолжали работы по металлогении Армянской ССР. Теоретические иссле­дования перемежались при этом с прак­тическими открытиями огромной цен­ности. В результате были обнаружены богатейшие залежи золотоносных руд, ценные месторождения железа и многих редких металлов. Если прибавить к это­му, что найдено также много крупных месторождений нерудных ископаемых и переданы в эксплуатацию неисчерпаемые запасы строительных материалов, то ста­нет ясно, что представления о естествен­ных богатствах Армении за последние 30 лет в корне изменились. Теперь можно утверждать, что редкий район мира со­держит на столь небольшой территории такую сокровищницу многообразных есте­ственных богатств, как недра Армении.

Однако в 60-х годах темпы откры­тия новых месторождений несколько замедлились. Это можно понять, по­скольку геологическое изучение про­двинулось далеко вперед и осталось мало неизученных мест. Нельзя, однако, забывать, что значительная часть тер­ритории Армении покрыта толстым слоем вулканических пород. Следовательно,, вопросы глубинной геологии приобре­тают для нас огромную актуальность. Задачи исследования глубоких недр можно решить только на основе широкого применения геофизических методов. При этом следует все шире применять современную тончайшую измерительную технику.

Учитывая важность этой задачи, в начале 60-х годов был основан Ленинаканский институт геофизики и инженер­ной сейсмологии, изучающий также весь­ма существенные сейсмические проблемы. Новый институт поступил правильно, ор­ганизовав конструкторское бюро по соз­данию высокочувствительных геофизи­ческих приборов. Его первые успехи все­ляют уверенность в то, что и на этом участке наши ученые добьются значи­тельных результатов.

Начиная с середины 50-х годов выяс­нилось что на новом этапе Академия наук не в состоянии одновременно сочетать решение задач естественных и обще­ственных наук с работами по текущему „обслуживанию" народного хозяйства. Поэтому в Армении были созданы мно­гочисленные ведомственные научно-ис­следовательские институты, работающие в области химии, машиностроения, энергетики, электроники, математических ма­шин, приборостроения и т. д.

Ныне в республике имеется свыше ста исследовательских учреждений и вузов, насчитывающих более десяти тысяч научных работников.

Хотя большая часть наших отрас­левых научно-исследовательских инсти­тутов была организована лишь за по­следние десять — двенадцать лет, среди них уже имеются такие, которые внесли существенный вклад в технический про­гресс народного хозяйства Армении и других республик. Так, работники Ин­ститута математических машин (дирек­тор Ф. Т. Сарксян) сконструировали целый ряд образцов электронных вычис­лительных машин и помогли промышлен­ности освоить их серийное производство. В их числе „Раздан-3", „Наири", „Наири-2" и некоторые управляющие машины. Удобные в работе, они в то же время обладают большой степенью надежности. Не случайно, что народное хозяйство и научные учреждения требуют их во все большем количестве.

Наши ученые и инженеры не огра­ничиваются созданием универсальных цифровых вычислительных машин. В Ин­ституте энергетики (директор член-кор­респондент АН Арм. ССР Г. Т. Адонц) ведется большая и успешная работа как по теории управления энергосистемами, так и по практическому созданию спе­циальных машин для управления режи­мами энергосистем. Такие машины рабо­тают уже в различных энергосистемах и, очевидно, имеют большое будущее. Каждая из них может принести огром­ную экономию средств.

Большое будущее имеют и отрасле­вые институты медико-биологического профиля, занятые проблемой вовлечения всех средств современной науки и изме­рительной техники для предупреждения и диагноза болезней человека. При этом практическая лечебная работа должна основываться на самых тонких физиоло­гических и биохимических исследова­ниях. Именно так понимают свою за­дачу, например, сотрудники Ереванского института кардиологии Министерства здравоохранения Армянской ССР, вно­сящие много нового в изучение и лече­ние нарушений кровообращения.

В своеобразных горных условиях Армении многие проблемы жизнедеятель­ности человеческого организма выдви­гают перед медиками и физиологами специфические задачи, а эти последние вызывают новый подход, часто полезный и для решения более общих проблем.

Поскольку большинство отраслевых научных учреждений подчинено союзным министерствам, координация их работ является нелегким делом. Само собой понятно, что координация работ двух институтов, расположенных на одной улице Еревана, посредством переписки через эти министерства была бы кари­катурой на подлинную координацию науч­ных исследований. Именно поэтому Ака­демия наук Армении стремится объеди­нить научную мысль республики в своих отделениях и проблемных комиссиях, где, независимо от ведомственного под­чинения, ученые встречаются для обсуж­дения научных проблем. Это способствует преодолению междуведомствен ных помех и рогаток. Помня указания Ленина о борьбе с бюрократизмом и формализмом, Академия наук продолжает и расширяет работу по деловой координации исследований многочисленных научных учреждений республики, учитывая, что взаимодействие представите­лей разных специальностей является мощным стимулом для научного творчества.

Пройдя 50-летний путь стремитель­ного развития, наука в Советской Арме­нии ныне занимает вполне определенное место в общей системе советской науки. Мы участвуем в разработке значитель­ного числа крупных проблем, стоящих перед советской наукой в целом, и стре­мимся выполнять наши задачи на самом высоком уровне. Например, крупнейший в Союзе Электронный кольцевой уско­ритель Института физики в Ереване (директор академик А. И. Алиханян), дающий электроны энергией в 6 мил­лиардов электрон-вольт, позволяет ис­следовать многие сложные вопросы физики элементарных частиц и их взаимо­действий. С сооружением этого ускори­теля в Армении появилась в изобилии современная техника физического экспе­римента. Электронный ускоритель, са­мая большая в мире объективная призма в Бюракане, позволяющая снимать спек­тры слабейших звезд, прекрасные элек­тронно-вычислительные машины, синте­зируемые новые химические соединения и глубокие исследования по теоретиче­ской физике—все это символы растущей научно-технической мощи возрожденного народа, который только в составе брат­ской семьи советских республик, под солнцем ленинской дружбы народов на­шел неограниченные возможности твор­чества во всех областях хозяйственного и культурного строительства.

В новых условиях расширились науч­ные исследования и в традиционных для армянских ученых областях науки: исто­рии Армении и армянской филологии. В свете марксистско-ленинской теории воп­росы истории и культуры армянского народа получили глубокое освещение и приобрели новое звучание на фоне об­щих закономерностей развития челове­ческого общества. Многочисленные ра­скопки вскрыли замечательные памятники материальной культуры и архитектуры древности, а систематическое издание древних письменных памятников, как и сочинений классиков различных эпох ар­мянской литературы, позволило приоб­щить их к богатствам общечеловеческой культуры. Народ, который еще полвека назад находился перед угрозой полного уничтожения, сегодня готовит к печати многотомную „Армянскую Советскую энциклопедию", выпуск которой рассма­тривается как важнейшее мероприятие государственного значения.

За последние годы произошли су­щественные сдвиги и в области обще­ственных наук. Наши ученые больше внимания уделяют разработке проблем советского периода жизни армянского народа. И это естественно. Истекшие 50 лет характеризуются таким богатством духовной жизни армянского на­рода, что по своему содержанию эти годы равноценны тысячелетиям досовет­ского развития. На примере Советской Армении можно наглядно видеть всю животворную силу ленинских идей. По­этому наши ученые к 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина вы­пустили и еще продолжают выпускать но­вые труды, освещающие путь, пройден­ный нашим народом за годы Советской власти.

Имеющиеся огромные возможности обязывают наших ученых продолжать совершенствование своих работ. Совре­менная наука все больше использует но­вейшие достижения техники для проник­новения в тайны природы. Поэтому по­вышение технического уровня исследова­ний, автоматизация многих звеньев иссле­довательского процесса является нашей насущной задачей, и мы не имеем права довольствоваться первыми успехами, до­стигнутыми в этой области.

В Армении происходит быстрый ко­личественный и качественный рост научных кадров. По сравнению с 1939 годом: число научных работников увеличилось почти в десять раз и в настоящее время превосходит десять тысяч человек. Такой темп роста по своей абсолютной величине поражает. Но мы не считаем его очень высоким, поскольку за прошедшие тридцать лет численность производственного персонала в промышленности республики выросла в семь раз. Между тем очевидно, что при современных требованиях к техническому прогрессу число научных работников должно расти отно­сительно быстрее и притом намного быстрее, чем общее количество рабочих и инженеров, занятых в промышленности, как это имеет место в других респуб­ликах. Мы должны в дальнейшем обра­щать еще больше внимания на подготовку научных работников, учитывая, однако, что в этой области особенно опасна не­дооценка качества специалистов. Один инициативный и хорошо подготовленный научный работник должен цениться выше, чем три посредственных или десять плохих. Главное свое внимание мы должны направить на воспитание инициативных, знающих и высококвалифицированных ра­ботников. Более того, мы не должны забывать, что талант научного работ­ника, хотя и проявляется лишь у людей, имеющих соответствующие природные задатки, все же для своего проявления требует надлежащего воспитания и при­ложения огромного труда. Только высо­коквалифицированные и достаточно та­лантливые научные кадры могут обеспе­чить необходимую производительность научного труда. Гениальное ленинское

указание о том, что социалистическая система должна обеспечить более высо­кую производительность труда, чем ка­питалистическая., полностью и целиком относится и к научному труду.

Известно, какое большое значение для развития науки имеет правильно по­ставленная научная информация и своевре­менная публикация результатов научных исследований. Среди многих видов пуб­ликаций в наш век важнейшее место занимают научные журналы. До революции: в Армении их вовсе не было, до 1941 го­да мы имели два-три журнала, которые к тому же выходили нерегулярно. Ныне в республике имеется до двадцати пе­риодических научных изданий. Некото­рые из них, например „Астрофизика" и „Кровообращение", печатают не только труды армянских ученых, но и авторов из всех республик, являясь, по существу, всесоюзными журналами по соответ­ствующей специальности.

В течение всего истекшего периода мы с большим рвением и охотой учились у ученых братских республик, чаще всего у работников крупнейших научных цен­тров России. И хотя сегодня мы достигли в отдельных областях крупных успехов и занимаем передовые позиции в совет­ской науке, мы должны продолжать так же ревностно учиться и заимствовать передовой опыт. Всякое зазнайство и всякая самоизоляция могут нанести не­поправимый вред.

Мы должны развивать научное со­дружество с братскими социалистиче-

скими странами, а с некоторыми из них систематически вести совместную работу в определенных областях и обмениваться учеными. Академия наук Армянской ССР уже сейчас связана протоколом о прямом сотрудничестве с Венгерской Академией, наук и расширяет прямые связи с Академией наук ГДР в Берлине. Кроме того, наша академия осуществляет через Ака­демию наук СССР сотрудничество с академиями наук других социалистиче­ских стран.

Мы стремимся заимствовать знания; и опыт также у передовых ученых раз­витых капиталистических стран. Бюраканская обсерватория систематически сотрудничает с учеными Франции, США, Мексики. Результаты сотрудничества уже привели к созданию работ, пред­ставляющих ценность не только для нас и ученых этих стран, но и для всей ми­ровой науки.

Претворяя в жизнь бессмертные идеи великого Ленина, научные работ­ники Армении в братской многонациональной семье советских ученых прихо­дят к 100-летию со дня рождения ге­ниального корифея науки исполненные решимости и дальше совершенствовать свою работу, отдать все силы служению любимой Родине.